В музее Орлова готовится к открытию новая выставка «Моей деревни больше нету…»

В Мемориальном доме-музее С.С.Орлова готовится новая выставка «Моей деревни больше нету…» (6+). Это строчка из стихотворения, которое Сергей Орлов написал о своей родной Мегре (Белозерский район), попавшей в зону затопления при строительстве Волго-Балтийского водного пути.

Волго-Балт был введен в эксплуатацию в 1964 году и заменил собой Мариинскую водную систему, прослужившую России более полутора веков. Благодаря этому начала работать единая глубоководная система внутренних водных путей Европейской части Российской Федерации. Это уникальный комплекс из 6000 километров водных путей и гидротехнических сооружений, позволяющий осуществлять бесперевалочную транспортировку миллионов тонн грузов грузов и сотни тысяч пассажиров между портами пяти морей – Балтийского, Белого, Азовского, Черного и Каспийского. Создание водохранилищ и системы шлюзов Волго-Балта было создано при подъеме воды и затоплении некоторых территорий.

с. Мегра, Белозерский район

Конечно же, для страны это строительство было выгодно, и даже необходимо. А как же затопленные территории? В книге «История Волго-Балта», выпущенной к 50-летию водного пути, которая также будет представлена на выставке, есть скупые строки о том, что при заполнении водохранилищ и подъеме уровня воды на трассе Волго-Балта не было затоплено ни одного крупного населенного пункта. Из зоны затопления перенесли 4600 дворов и 2600 колхозных построек различного типа. Под воду ушли 62,2 тысячи гектаров, из которых сельскохозяйственные угодья составили около 5,7 гектара, на площади 10,3 тысячи гектаров вырубили товарный лес. Остальная площадь (около75% затопленной территории) – малоценные низинные участки: болота и мелколесье.

Казалось бы, все оправданно, все просто. Но что стоит для человека потерять часть земли, именуемой малой Родиной? Как расстаться с привычным укладом жизни, оторваться от родных мест и устраивать новую жизнь?  Как сохранить традиции, историю семьи, как сохранить память о деревнях и людях?

Об этом расскажет выставка, открытие которой состоится 29 октября: воспоминания очевидцев, жителей — переселенцев с затопленных земель, фото, документы и предметы из фондов музея и частных коллекций, и, конечно же, поэзия Сергея Орлова.

***

Моей деревни больше нету…

Она жила без счета лет,

Как луг, как небо, бор и ветер,

Теперь ее на свете нет.

Она дышала теплым хлебом,

Позванивая погромком.

К ней на рогах коровы небо

Несли неспешно людям в дом.

Плывут над ней, взрывая воды,

Не зная, что она была,

Белы, как солнце, теплоходы-

Планеты стали и стекла.

И дела нет на них, пожалуй,

Уж ни одной душе живой,

Что здесь жила, пахала, жала

Деревня русская век свой.

Детей растила, ликовала,

Плясала, плакала, пила,

С зарей ложилась и вставала,

Гремя в свои колокола.

Стогов, домов, хлевов, овинов

В богатый год и в недород.

В чем невиновна, в чем повинна,

Теперь никто не разберет.

Я до сих пор твой сын, деревня,

Но есть еще двадцатый век,-

Вывертывает он коренья

И прерывает русла рек.

Что сделал он, то сам я сделал,

Никто другой того не мог,-

И этот лайнер снежно-белый,

И всплывший дедовский пенек.

И я пройду по дну всю пойму,

Как под водой ни тяжело.

Я все потопленное помню,

Я слышу звон колоколов.

А на верху, как плахи, пирсы

В ладонях шлюзов — солнца ртуть.

Я с тем и этим крепко свыкся,-

Одно другим не зачеркнуть».

1963г.