Вернуться к Проект «Планета Орлова»

«На фоне нарисованного сада…»

  «Одним из видов современного искусства является фотография или светопись.
Термин – фотография – появился в 1841 году и предложен английским астрологом Д. Гершелем. Официальной датой изобретения фотографии считается 7 января 1839 года. Первым русским фотографом – портретистом считается А. ф. Греков, открывший свой кабинет в 1940 году. Другим не менее интересным и талантливым мастером фотографии был Сергей Михайлович Прокудин – Горский, автор многих уникальных «картин в натуральных красках», в 1909 году работал в г. Белозерске.
В нашем древнем городке на рубеже XIX и XX веков работали фотографы: К. С. Калинин, А. А. Хохрякова, Н. А. Карпов. Тисненые логотипы Калининых сохранились на портретах горожан, придавая снимкам солидный вид. Портреты известных в свое время людей из купцов, священников, мещан и другие редкие фотографии находятся в фондах Белозерского областного краеведческого музея. Рассматривая фотографии разного времени, невольно убеждаешься в том, что старинные снимки являются символом уже далекого прошлого, очень фундаментального и прочного» (статья в газете «Новый путь» от 18.02.1999).
Некоторые очень теплые и душевные стихи Сергея Орлова показывают провинциальный Белозерск прошлых лет. Очень важно показать нынешнему поколению и туристам всю трогательность маленьких городков, в которых текла отнюдь не сонная жизнь, ибо вместила в себя вековую славную историю. Стихотворение Сергея Орлова «Фотограф» с любовью рассказывает об истории города и страны в лицах людей, запечатлённых белозерским фотографом.  Образ человека с фотоаппаратом – собирательный образ. В нём угадываются и Николай Алексеевич Карпов, и незабвенный фотограф Веня, характерной приговоркой которого во время съёмки были слова: «Снимаю…Снял!..Испортил!..»  Он их произносил, шепелявя: «Шнимаю…Шнял!..Ишпортил!..» (по свидетельству Чмутова В.С., Каблуковой Л. В.).
И ещё одно замечательное стихотворение «На фоне нарисованного сада, // Где статуи белеют и дворцы…», где он вспоминает себя, юного, ещё до войны.
Фотограф Веня работал до войны и в начале ВОВ  в районе бывшей пожарной части. Наверное, у него был и павильон. Интересен тот факт, что белозёра снимались у него на  улице, на фоне «нарисованного сада», что подтверждается фото С. Орлова из Фондов БОКМ.
Также существует 3 уличных снимка «у Вени» из семейного архива Л. В. Каблуковой (Кондратьевой), датированные 1940, 1942, 1948 гг.

 

На фоне нарисованного сада,
Где статуи белеют и дворцы,
Четыре парня как-то снялись рядом,
Совсем еще безусые юнцы.
Они глядят восторженно с портрета
В даль из забвенью преданного дня.
А крайний паренек по всем приметам
Похож на непохожего меня…
Смешные неуклюжие мальчишки,
Им даже в снах не снилось –
В дым, в огонь шагать,
Жить, как тому не обучали книжки,
Спать на снегу, пить спирт и убивать..
1945г.

 

Фотограф

На углу, на площади базарной,
В домике, где солнце в окна бьет,
Маленький, смешной и популярный
Мастер фотографии живет.
Здесь по воскресеньям утром ранним,
С важностью особой на лице,
В праздничных костюмах горожане
Вытирают ноги на крыльце.
В доме белокаменные горы,
Лодка на волнах, как на пиле,
Конь-огонь,- ударь с размаху шпорой
И на край земли лети в седле!
есть для малышей свисток отличный,
Чтоб на мир глядели малыши
(Вот сейчас вспорхнет навстречу птичка)
И смеялись ото всей души.
Мастер посетителей встречает,
Полчаса наводит аппарат.
Подойдет, чуть-чуть поправит орден,
Чтоб сидел клиент во всей красе,
Шутит сам: «Снимаю!.. Снял!.. Испортил!»
Не испортит, это знают все.
Весь район за стеклами витрины
Показал фотограф неспроста:
Женщины, мальчишки и мужчины,
Как в театре, заняли места.

…Смотрят, как живые, с фотографии,
Ретушью прикрашены слегка,
Люди незаметных биографий,
Люди всем известных биографий —
Жители родного городка.
1952 г.

1952 г. — «Фотограф». Читает — Владимир Таныгин.

«В ту пору я был буквально покорен северными стихотворениями Сергея Орлова, вспоминал отдельные образы, читал «про себя» и на память. Первая влюбленность в красоту и яркость метафор Орлова не забылась никогда. Потому — то я вольно и невольно воспринимал Белозерье его «эмоциональными глазами», писал свои собственные стихи с его «эмоционального голоса.
Вообще создается впечатление,  что Орлов время от времени промывал свою художественную кисть в живой воде искусства – будь это поэзия, живопись или музыка. И чтобы за вселенским он не утрачивал проницательного взгляда на земное, на свое северное, белозерское». Валерий Дементьев.