Вернуться к Проект «Планета Орлова»

Белозерская дружина

Памятный знак, посвященный 625-й годовщине Куликовской битвы

Судя по большей части летописных источников в Куликовской битве принимали участие белозерские князья Федор Романович и Иван Федорович. Их имена перечисляются в списке убитых. Вот, например, что об этом говорит Пространная летописная повесть о Куликовской битве: «…И тогда на этом побоище убиты были в схватке: князь Феодор Романович Белозерский, сын его Иван, князь Феодор Тарусский, брат его Мстислав, князь Дмитрий Монастырев, Семен Михайлович, Микула, сын Василия-тысяцкого, Михайла Иванович, сын Акинфа, Иван Александрович, Андрей Серкизов, Тимофей Васильевич Акатьевич, по прозвищу Волуй, Михаила Бренков, Лев Мозырев, Семен Мелик, Дмитрий Мининич, Александр Пересвет, бывший прежде боярином брянским, и многие другие, имена которых не записаны в этих книгах. Это записаны только имена князей, и воевод, и знатных и именитых бояр, а остальных бояр и слуг опустил я имена и не записал из-за их множества, так как число их выше моего разумения, ибо многие в этой битве убиты были». Ни о каких других белозерских князьях летописцы в связи с Куликовской битвой не упоминают.
Наиболее развернутый рассказ о побоище на Куликовом поле дает Ермолинская летопись, составленная, по-видимому, вскоре после смерти Дмитрия Донского и дошедшая до нашего времени в рукописи конца XV века. Этот рассказ послужил основой и для других летописей: Новгородской IV и Софийской I. Из летописного сообщения известно, что во время сражения белозерцы находились в главном полку самого великого князя. Также только о двух белозерских князьях – участниках Куликовской битвы говорят и родословцы («Бархатная книга» и др.)
Большее количество князей указано только в Никановской летописи: «…И пойде [великий князь] з братом своим и со остаточными князи и воеводами… и наеха место, идеже лежаху вкупе восемь князей Белозерских убиенных, бе же сии мужествены и крепки зело, яко нарочитые и славнии удальци, и яко един единого ради умре, и со множеством бояр их…»
Современные исследователи (О.В. Двуреченский, М.И. Гоняный, А.Н. Кирпичников) говорят о Куликовской битве как о сражении преимущественно конных отрядов. Белозерская дружина представляла собой отряд конных профессиональных воинов, пешее ополчение ни белозерской ни какой-либо другой земли, по всей видимости, в Куликовской битве не участвовало. Точное число воинов дружины не известно. Обычно княжеские дружины состояли из нескольких сотен воинов.
Большее количество белозерских князей (до 15-ти) появляется только в литературных произведениях XV в., которые представляют собой весьма вольный пересказ летописной повести. В этих же произведениях появляются и подробности об участии белозерских князей в Куликовской битве, не встречающиеся в летописях.

 

Монолог воина с поля Куликова

…Лежат князи Белозёрски, вкупе побиены суть…
Сказание о Мамаевом побоище

Их четырнадцать было, князей белозерских,
Я пятнадцатый с ними,
Вот стрелой пробитое сердце
И моё забытое имя.
И стою я в полку засадном,
Вольный воин, как терний сильный.
Сотоварищи мои рядом,
Нету только ещё России.
Нет России с песней державной
С моря синя до море синя,
Ни тесовой, ни златоглавой,
Нет ещё на земле России.
Есть земель вековая обида,
Есть рабы, восставшие к мести:
Чем так жить – лучше быть убиту,
А для нас это дело чести.
Всё сомнут лохматые кони,
По степи помчат на аркане,
Но на нас наткнётся погоня,
Ну а мы отступать не станем.
Конь мой гривой мотает рыжей,
Прыщут тучей на солнце стрелы,
Кычут коршуны, кружит крыжень —
А какое до них нам дело!
Как орда Мамая качнётся,
Как мы ляжем костьми на поле, —
Так Россия с нас и начнётся
И вовек не кончится боле.

1945 г.

1971 г. — «Монолог воина с поля Куликова».  Читает — Владимир Таныгин.

Эта уверенность в бессмертности своей Родины, постижение сердцем ее истории, истоков народности ее древней культуры пронизывают многие произведения поэта.

Белозерская дружина (дополнительный материал).