Май 25

«Ты пишешь письмо мне…» Письма Великой Отечественной войны.

  Иосиф Уткин 1943 год

 

На улице полночь. Свет догорает.

Высокие звёзды видны.

Ты пишешь письмо мне, моя дорогая,

В пылающий адрес войны.

 

Как долго ты пишешь его, дорогая,

Окончишь и примешься вновь.

Зато я уверен: к переднему краю

Прорвётся такая любовь!

 

 

Шла война, гремели бои, линия фронта  двигалась от города к городу. И  вместе с линией фронта  летели письма. Но не каждый боец мог получать весточки, родные могли быть разбросаны по стране, оказаться  в эвакуации или на оккупированной территории. А писем ждали…

 В этом случае часто выручала  переписка с незнакомцами.

«В войну такая переписка поощрялась. Спасались от одиночества. Особенно те, чьи семьи были в оккупации» — так сообщает сотрудникам музея Г. М. Романюк. Галина Михайловна — сейчас жительница Санкт-Петербурга, в годы войны училась в средней школе в Белозерске, сама  она родом из местечка Воробино из учительской семьи Андреевых. «Незнакомцы писали нам часто, и мы всем отвечали. Адреса незнакомцам давали друзья, двоюродные братья и т.д.  Мы считали своим долгом  переписываться и поощрять бойцов».  Одно такое письмо, просто удивительно как сохранившееся, Галина Михайловна передала в музей. Адрес молодой девушки дал учитель семилетней школы В. В. Цветков, воевавший на фронте.

Молодой боец Павел Пестрецов пишет Галине Андреевой в Белозерск:

«С фронта отечественной войны.

Здравствуй   Галя!!!

Примите  привет от нового еще неизвестного друга. Однажды к нам приходит почта. Все получают письма и только нет того человека, который мог бы мне послать весточку. Видя мою грусть Ваш хорошо знакомый Цветков В.В. дал мне Ваш адрес. Имея о Вас хорошие отзывы, я надеюсь пойдете мне навстречу и отзоветесь на данное письмо.»

Боец надеется получить ответ: «Может быть мне не придется встретиться с Вами, поговорить и узнать подробнее друг о друге. Но Ваши письма удесятерят мою ненависть к немецко-фашистским извергам, которые хотели затоптать в грязь нашу жизнь, любовь и свободу»

 

Письмо датировано  9 июня 1943 года.

  Галина Михайловна прислала нам фотографию еще одного «незнакомца» по переписке. С. Н. Бабкин переслал своей знакомой  портрет  с такой дарственной  надписью: «На память Гале в знак нашей переписки от С. Н. Бабкина Латвийская ССР 10 июня 1945 г.»  Послепобедное, уже мирное фото!  Адресом поделился в этом случае сослуживец — двоюродный брат девушки — Виктор Марфин. Что интересно, оба они были учителями. 

 

С.Н.Бабкин, 1945 г.

По воспоминаниям Г. М. Романюк: «…переписывались мы не подолгу, т. к. как их позиции часто менялись (помните? «и почтальон с ума сойдет, разыскивая нас»). Да и погибали они очень часто, к сожалению… А как кончилась война, все побежали разыскивать своих родных. А мы на учебу, интересы стали разные».

В годы Великой Отечественной войны  были разные письма, но всех их объединяли заботы о близких и родных, надежды и мечты о мире. Мире, где нет войны.

 

…Давно мы из дома. Огни наших комнат

За дымом войны не видны.

Но тот, кого любят,

Но тот, кого помнят,

Как дома — и в дыме войны!

 

Теплее на фронте от ласковых писем.

Читая, за каждой строкой

Любимую видишь

И родину слышишь,

Как голос за тонкой стеной…

 

Мы скоро вернёмся. Я знаю. Я верю.

И время такое придёт:

Останутся грусть и разлука за дверью

И в дом только радость войдёт.

 

И как-нибудь вечером вместе с тобою,

К плечу прижимаясь плечом,

Мы сядем и письма, как летопись боя,

Как хронику чувств, перечтём.

 

                                             Т. В. Богомолова, главный хранитель